Великолепный век

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Великолепный век » Отголоски реальности » Знающим слово, не надобно слов (с)


Знающим слово, не надобно слов (с)

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Дата и время действия:раннее утро 29 мая
Место действия: хамам гарема султанского дворца
Участники:
Наргиза Хатун
Айнур Хатун
Событие:
Кто поможет успокоиться? Кто готов подставить плечо или жилетку? Кто отвлечет от горьких мыслей? Никто, лучше друга. А что если этого друга или подругу с некоторых пор переполняют и совсем иные чувства? Нужно разобраться во всем.
Говорят, от ненависти до любви один шаг. А от дружбы до любви сколько? Да и всем известно, что влюбленные клянутся исполнить больше, чем могут, но не исполняют даже возможного…

Отредактировано Nargiza Hatun (2013-06-09 01:15:57)

0

2

Всю ночь Наргиза ворочалась без сна, что было совсем обычно для нее с тех пор, как она покинул родной дом. Обычно, она буквально выключалась на несколько часов от усталости, когда организм больше не мог обходиться без отдыха. С каждым днем она становилась все серее и незаметнее, и только отвратительный характер набирал силы.  А после того предложения дружбы от Айнур, брюнетка стала переживать и за нее. Да и расставание, маячащее на горизонте, никак не добавляло радостных мыслей. Еще немного и мое солнце заберут в другую клетку, далеко от сюда…. А мне останется только умереть…
Из тяжелых дум ее вывел тихий вскрик и резкое движение в той стороне, где спала славянка. Кошмары здесь не были редкостью, но для рабыни девушка стала давно уже обозначать намного больше, чем кто-то мог подумать и представить. Она сама до сих пор не понимала, что именно испытывает  к подруге. Но сейчас не было времени думать, что двигает ее на эти поступки, Айнур было плохо, и ей нужна была помощь. Оказавшись рядом, она крепко обняла девушку, привлекая к себе и успокаивающе поглаживая по спине.
- Все хорошо, милая, это всего лишь сон… Всего лишь сон… Смотри, я рядом, я не дам тебя в обиду, - тихонько шепчет на ушко, чтобы не разбудить посторонние глаза.
Наргизе самой по-прежнему снится ее прошлая жизнь, которая и в реальности была кошмаром, а во сне приобрела еще большее темные краски. Так что она прекрасно понимала, насколько девушке плохо. Плохо не физически, а душевно. Такой боли не поможешь травами и настойками, но такую боль всегда можно разделить. И она просто не могла оставить сейчас наложницу одну наедине со своими мыслями.
За все это время, что ее обучали травничеству, она  усвоила одну простую истину: если в душе нет покоя, то и в теле будет здоровья. Любая грязь, накапливающаяся в нас, потом выходит наружу, но чаще всего это отражается именно на физическом здоровье.  Так что помочь девушки было необходимо. Но где можно поговорить спокойно, если здесь даже у стен есть уши? Хотя… еще все спят, значит, в банях пусто. Еще бы Калфа позволила остаться там совершенно одним…  Ладно, посмотрим. Будем действовать по ситуации, это самое лучшее.
-Это всего лишь сон, милая… Айнур, пойдем в хахам… Смоешь себя все свои страхи и кошмары… -  приобняв ее за плечи, тихонько предложила брюнетка. - Да и поговорим, - еще тише добавила она.
Никакими протестами ее идея встречена не была, так что, взяв банные принадлежности девушки, направились к баням.  По пути, Наргиза, поддавшись неясному порыву,  взяла ладошку блондинки в свою и крепко сжала. Всю дорогу она размышляла, как же сделать так, чтобы их оставили наедине, но решение этой проблемы нашла Айнур. Незаметно в руки Калфы переместился звенящий мешочек, и подруги наконец-то остались наедине.
Избавившись от одежды, она помогла сделать тоже самое наложнице и, усадив ее на скамью, принялась аккуратно намыливать плечи.
- Ну, ангел мой, рассказывай, что печалит твое сердце и не дает покоя даже во сне.

Отредактировано Nargiza Hatun (2013-06-09 15:32:04)

+1

3

Предки верили, что ни один сон не посылается человеку просто так, что любое видение дает нам подсказку, некий совет, способный помочь. Душа в ночное время свободная от тела, способна заглянуть в невиданные еще миры: в теплый Ирий, где по поверьям девы-Рожаницы вселяют праведные души в новые телесные оболочки и даже в холодные и дикие северные земли финнов. Душе Нежданы уже давно не было покоя: с того самого памятного дня, когда ее семья пала от руки предателей. Христианская вера запрещала мстить обидчикам, но княжну воспитывали все же в большей степени, как почитательницу древних богов, а церковный культ был лишь внешней необходимостью. Теперь вот мучилась девушка от того, что не смогла отплатить той же монетой обидчикам, да и разделить участь родных не успела. Стыдно было признаться, но теперь уже мысль о самоубийстве скорее уж пугала, нежели была чем-то желанным. Шехзаде не звал ее после той памятной ночи, что вселяло в девушку еще большую растерянность, отрадой стала только Наргиза, неизменно оказывающаяся рядом даже в самые трудные моменты, когда хотелось просто взвыть от неопределенности и собственного бессилия. Только вот последние новости все же подтачивали, отнимая последние силы и заставляя все больше впадать в панические настроения: стало известно, что Мехмета отправляют в Санджак, и Господин распорядился о том, чтобы его единственная фаворитка вошла в состав его гарема. Безусловно, это давало определенные преимущества самой Айнур, но предстоящая разлука с новообретенной подругой окончательно подтачивала силы. Жизнь без озорной улыбки черноволосой бунтарки казалась просто невозможной. За эти несколько дней девушка осознала, что готова на любое безумство, лишь бы Наргиза была рядом. Видимо, ее растерянность и страхи не отпускали даже во сне, и после уже привычного кошмара последовал совсем новый. Не было ничего, лишь колкая холодная пустота, ощутимый резкий ветер, но притом полнейшее отсутствие каких-либо звуков.
Хорони, хорони меня, ветер!
Родные мои не пришли,
Надо мною блуждающий ветер
И дыханье тихой земли.

Я была, как и ты, свободной,
Но я слишком хотела жить.
Видишь, ветер, мой труп холодный,
И некому руки сложить. (*)

Разбудил Февронью собственный крик и боль от собственных ногтей, до крови впившихся в ладони. Немного прийти в себя позволяет только нежное воркование подруги и тепло ее рук, исцеляющее своей нежностью. Наргиза что-то говорила, а смысл не доходил до измученного страхами сознания княжны. Не хочу так.. одна… Никакая возможность однажды заполучить власть не скрасит одиночества. Михримах, Наргиз.. они останутся здесь, и о судьбе последней я не могу не беспокоиться…
Сон окончательно выпускает из цепких объятий, оставляя горькое послевкусие и чувство смутной тревоги. Сейчас Айнур способна только кивнуть брюнетке, про себя отмечая, что та действительно придумала наилучший вариант из возможных сейчас.
Задобрить Калфу оказалось совсем не трудно: все же хорошая репутация и звание наложницы иногда помогают, девушек оставили одних, стоило только блондинке посокрушаться на тему того, что слишком уж жалко нарушать сон рабынь, прислуживающих в хамаме.
И вот их оставили наедине, теперь можно отпустить себя, ссутулившись и устало прикрыв глаза, рассказывать Наргизе о своем кошмаре, о том, что не представляет дальнейшей жизни без ее присутствия…

_____________________________
(* Анна Ахматова)

+1

4

Ничего не говоря, лишь сидеть рядом, бросив намыливать тело девушки, и крепко обнимать, прижимая блондинку к себе и успокаивающе поглаживать по волосам.  А зачем слова, если все можно передать без них,  лишь крепки объятьями и легкими касаниями губ виска славянки. Можно передать все: страх, боль,  разочарование. Все, что таиться в душе, все, что волнует сердце.  Наргиза еще ничего не осознавала с такой ясностью как то, что она не сможет жить без своего светловолосого ангела, как часто называла она наложницу. Это действительно был ее ангел-хранитель, уберегающий от бед, иногда отвлекающий и не позволяющий сорваться, дающий хоть какой-то смысл жизни.  Она почти не сомневалась, что стоит ей лишиться своего солнца, как жизнь ее подойдет к концу. Не важно: сама ли, или же кто-то поможет, пусть это придется сделать самой рабыне, но нить жизненного пути оборвется.  Быстро и резко. Будет поставлена большущая жирная точка, нить буду перерезана. А так хотелось бы продолжить, вышить узор до конца. Ну и пусть раньше он был в самых темных тонах, возможных на свете, сейчас в него вплелась золотая нить, которая умело разгоняла мрак, еще ярче блестела на темном фоне.
- Мое счастье, мое белокурое счастье… Как же ты прекрасна, моя милая Айнур…  - чуть отстранившись, Наргиза с улыбкой заглянула в удивительно прекрасное личико девушки, мягко пробежала кончиками пальцев по вискам и скулам  и снова прижала к себе, крепко обнимая. Такая беззащитная сейчас, но такая ослепляющая, словно небольшое солнце в ладонях. Чуть посильнее сожмешь их, и, пуф, оно исчезнет. Но так приятно держать его в своих руках… Я боюсь расставания… Я не хочу тебя терять, мое чудо… Ты моя единственная радость, мой лучик света в кромешной тьме…  И я боюсь тебя потерять… И, - на тяжело вздохнула, разворачивая девушку к себе лицом и внимательно глядя в глаза, - ты, наверное, проклянешь меня за такое, но… - брюнетка подалась вперед и коснулась губ ласковым и нежным поцелуем. Первый поцелуй, такой робкий и осторожный, но в тоже время как нельзя лучше передающий все то, что она испытывала сейчас. А больше всего на свете сейчас ей хотелось быть честной со славянкой, честно говорить, что лежит на сердце, и делать то, что велит оно же. Сложно сказать, сколько длился поцелуй пару секунд или намного дольше, но все когда-то заканчивается. Чуть отстранившись и облизнув пересохшие губы, Наргиза все-таки закончила свою мысль, глядя прямо в глаза девушки: - я безумно тебя люблю, Айнур. И буду любить до конца своей жизни.

+1

5

Странно, но никогда ранее Неждана не испытывала потребности хоть с кем-то делиться внутренними переживаниями и страхами.  Видимо, я стала слабее. Сначала легко и просто поведала о своей жизни Михримах Султан, потом, вопреки собственным установкам, поняла, что Шехзаде для меня что-то значит, теперь вот не представляю жизни без темноволосой гордячки, оказавшейся невероятно мудрой и хитрой, при всей своей склонности к конфликтам и несдержанности. У каждого свой путь и свое наказание, видимо это моя расплата за заносчивость прошлых дней. Так или иначе, а отныне своей жизни без Наргизы наложница уже представить не могла. Ночные посиделки, втайне от Аги, проверявшего их сон. Совместные занятия рукоделием и просто беседы, скрашивающие обрушившееся, как снег на голову, одиночество. Завистливые взгляды и шепотки, убеждавшие в том, что каждая девушка здесь соперница, способная абсолютно на все ради собственной выгоды, стоит лишь хоть немного ослабить хватку и начнется травля… Ее подруга же была абсолютно не похожа на остальных: не искала никакой выгоды от общения, просто была рядом, позволяя наслаждаться умными речами или просто красивыми сказками.
Сердце разрывалось от предстоящей разлуки, и дело здесь было совсем не в том, что Наргиза могла уберечь наложницу от многих бед. Айнур не искала выгоды, подруга действительно стала для нее одним из самых ценных сокровищ в этом малоизвестном еще мире. Несколько дней уже княжна старалась найти выход из создавшегося положения, но ни один из вариантов, лежащих на поверхности, не устроил черноволосую, а значит, и не имело смысла их озвучивать.
Закрыть глаза, просто наслаждаясь прикосновениями и совершенно не замечая того факта, что кожа буквально пылает от касаний (смущение, не иначе). Необъяснимым образом, слова  Наргизы разливаются глубоко внутри волной тепла. Речь, сплетаясь в тонкое кружево, укрывает, завораживая, заставляя замереть, лишая сил… Поступок подруги обескураживает.. мысли странным образом, улетучиваются, оставляя голову совершенно пустой. Сладость губ завораживает, подчиняет. Конечно, потом Айнур ни единожды поразиться самой себе. Здравый смысл конечно нашепчет о том, какой опасной глупости она позволила свершиться, но это совершенно не отменит решения, принятого сегодня.
Рабыня придвинулась поближе, ответив на сладкий поцелуй, но все же заставила себя отстраниться и посмотреть в лицо брюнетки.
- Наргиза… ты хоть понимаешь, что это не нормально, что мы с тобой рискуем, стоит только узнать хоть кому-то, и ссылка нам раем покажется…

+1

6

И девушка отстранилась. Тут же стало пусто и холодно без личного солнца в руках. А слова… Они лишь добили брюнетку, поставили точку, подробно объяснили, если вдруг она не поняла. Но вот она все прекрасно уловила. Ей вполне было достаточно и того, что Айнур просто-напросто отстранилась от нее.
Вот и все, - мелькнула в голове мысль, сопровождающаяся болью и разочарованием. – Глупая, безумно глупая девчонка, наивная до ужаса, вот, теперь расплачивайся. Нет чтобы молчать и держать это в себе… Ничего, не сахарная, не растаяла бы, перетерпела… - все так же мысленно ругая себя на все лады Наргиза сползла на пол возле скамейки, притягивая ноги к груди и крепко их обнимая.  – Что ж за сумасшедшая-то? Что я к ней полезла? Нужна я ей сто лет… Она меня из жалости пригрела, решила, что уж лучше меня держать близко к себе, чем я решу вдруг устранить конкурентку. Та же Михримах для нее ровня, не то что я… Глупая девчонка…  Да и знаешь же прекрасно, что она Шехзаде этого чертового любит… И чего полезла? Уши развесила, что она без тебя не сможет, что ей кошмары снятся, и сидит довольная, в любви признается… Дура… Глупая-глупая дура…  Думаешь, она променяет господина на тебя? Идиотка…  Она родит ему Шехзаде, получит какую-никакую свободу и власть… А ты что можешь дать ей взамен? Гнить в старом дворце в Бурсе, и это если их не поймают… Она из знатного рода, поэтому определенно достойна лучшего.  Никто добровольно не пойдет на это, так что не глупи, девочка, ты сделала попытку, тебе дали отказ, так найди в себе силы принять его, а не ныть как какая-то слабачка. Ничего, люди и без сердца живут, говорят, так даже легче.
Глубокий вздох и рабыня все же нашла в себе силы ответить.
- Да, Айнур, ты права…, - девушка даже не думала унять в голосе дрожь, да и не под силу было сейчас это. Едва смогла запрокинуть голову, положив ее на скамейку. Пусть и неудобно, быстро затечет шея, но так хоть немного следы сдержать можно, может, из-за закрытых глаз блондинка их даже не увидит.  - О себе я уже давно не беспокоюсь, а вот тебе действительно есть за что держаться. Прости, больше не повториться, забудь, пожалуйста, о том, что я только что наговорила.

+1

7

Внезапная тишина, последовавшая сразу за собственным монологом, настораживала, да что там скрывать, пугала. Сейчас Айнур ощущала поднимавшуюся из глубины волну паники, которую крайне трудно было удержать. Одна неосторожная фраза вновь способна разбить хрупкое счастье, маленькое, принадлежащее в этот раз только себе и более никому. Конечно, любовь Мехмета была для наложницы была до некоторых пор радостью, самым ценным из всего возможного, ценнее даже собственной жизни, но с некоторых пор, точнее, с того самого памятного утра, все изменилось. Теперь уже Неждана не врала себе, твердо зная, что любит Шехзаде, даже после той страшной ночи, но вот чувства к подруге описанию не поддавались, сколько девушка не пыталась их осмыслить. Наргиза… Крайне трудно определить, кем ты для меня стала… Сестра, наставница, близкий человек, любимая.Конечно, чувств к Шехзаде это не изменит, но мои чувства к тебе так же неизменны. Открытие заставляет вздрогнуть от ледяного озноба, при том, что в банях сейчас невыносимо душно. Теперь оставался только один вопрос: что теперь делать с подобным знанием. Айнур – наложница, фаворитка, и горе ей, глупой, если однажды кому-то станет известно о том, что она и Наргиза гораздо больше, чем просто подруги, однако и потерять друг друга из-за глупого страха невыносимо. В конце концов, ни одна из них не провинилась, на других мужчин не смотрела, господину не изменяла. Закусив до крови губу, княжна опустилась на пол рядом с черноволосой, провела рукой по черному шелку, завораживающему своей глубиной и темнотой, свободной рукой сжала ладонь подруги и тихо заговорила.
- Наргиза, - пришлось сердито дернуть сидящую за руку, убедившись в том, что реакции на голос не последует, - Посмотри на меня, пожалуйста. Лишь добившись своего, блондинка позволила себе продолжить. Моя глупая.. неужели ты думаешь, что я оттолкну тебя? Сглотнуть, отгоняя настойчивое желание коснуться манящих губ, внутренне удивляясь самой себе, желаниям и ощущениям. Лишь предупреждаю об опасности, ты ведь и сама прекрасно понимаешь, что нам грозит в случае разоблачения. Хочу, чтобы ты подумала, станешь ли ты рисковать ради нашего общего глупого каприза, как иначе можно назвать то, что происходит между нами сейчас. Грустно улыбнувшись, провести пальчиком по мягкой и нежной щечке. И все же, я должна тебя поблагодарить, не зависимо от твоего решения. Я стала счастлива, обретя то, чего никогда не имела…

0

8

Она слишком погрузилась в свои мысли, поэтому даже не отреагировала на свое имя. Так и сидела, закрыв глаза и запрокинув голову, обнимая руками колени, прижатые к груди.  И просидела бы еще долгое время, если бы Айнур не перешла к более решительным действиям по привлечению к себе внимания рабыни, то есть не дернула ее за руку. Подняв голову и пару раз моргнув, убирая пелену слез, застилающую глаза, Наргиза спокойно и безразлично посмотрела на наложницу.  После той краткой истерики внутри себя, в которой она окончательно убедила себя, что правильнее будет уйти сейчас, не только из бань, но и из этой жизни, чтобы больше никому не приносить ничего плохого, а себе боли, у нее больше не осталось сил, поэтому уход пришлось несколько отложить, пока она не сможет все же подняться с холодного пола. Так почему бы не сделать вид, что она внимательно слушает блондинку, на самом деле не воспринимая ничего, кроме зрительной информации. Она видела, как двигаются губы девушки, как меняется выражение ее лица, видела, как тянется к ней рука любимой, но вот больше не чувствовала ничего. Истерика, забрав все силы, поняла, что больше ей тут искать нечего и сменилась апатией и безразличием ко всему.
Ожидая, пока губы Айнур перестанут двигаться, она молча смотрела в одну точку. В голове было абсолютно пусто, ком в горле так и не выпущенных на свободу слез мешал говорить, но брюнетка и не пыталась, и даже не думала, потому что говорить, по сути, было не о чем.  Наргиза сказала все, что хотела, услышала тоже достаточно. Чтобы сейчас ее ангел не говорил, ничего уже не исправить, она свое решение приняла. Для этого ей хватило всего лишь одного действия со стороны девушки, тот вопрос, что она задала потом, лишь подтвердил все. Когда, блондинка высказала все, что хотела или же выдохлась (этого рабыня понять не могла, в виду отсутствия какой-либо воспринимаемой ею информации), она лишь кивнула и снова вернулась в изначальное положение с закрытыми глазами и запрокинутой головой.
Сейчас больше всего брюнетке хотелось свернуться в комочек, забившись куда-нибудь в самый дальний угол, чтобы никто не нашел и спокойно дождаться, пока смерть заберет ее в свои объятия, такие желанные сейчас. Может, хоть это избавит ее от боли, выжигающей все внутри? Это единственное, на что она все еще могла надеяться…

+1

9

Тяжело осознавать, что слова не вызвали никакого отклика. Сама же Наргиза застыла, похожая на бледный призрак, только волосы контрастировали с вмиг побелевшим лицом. Признаться, Айнур всерьез опасалась за состояние подруги. Все серьезные разговоры были забыты в единый миг. Повинуясь какому-то, до конца даже самой не ясному, порыву, княжна прижала девушку к себе, нежно поглаживая шелковистые темные волосы, которые вызывали невольное восхищение. Если честно, весь облик этого дивного создания вызывал острое желание обнимать, оберегать от всех бед, которые только могут упасть на голову такого мятежного создания, как ее Наргиза. Слишком уж они не похожи: одна, подобная снегам и колким льдинкам, с холодным серо-голубым взглядом  внимательных глаз и извечной маской ледяного, почти неприступного, безразличия. И вторая: похожая на шквальный ветер, темноволосая и черноглазая, не сдерживающая собственных, даже самых странных порывов, острая на язык и опасная, совершенно не такая, как Неждана, привычная в чужом окружении взвешивать каждое свое слово и любой свой поступок, стараясь просчитать все наперед. Тем не менее, их тянуло друг к другу, с того самого памятного утра, когда этот маленький демон ворвался в жизнь уже смирившийся с выпавшей долей Нежданы. Трудно описать то, что творилось в душе наложницы: страх неизвестности, желание быть рядом, дарить свою нежность этой удивительной бунтарке. Наргиз не походила ни на кого из тех, с кем блондинка была знакома в своей жизни, но железная воля этой удивительной во всех смыслах хатун, покоряла и изумляла. Казалось, что эта демоница никого и ничего не боится, но вот теперь, она, опустошенная и разбитая, совершенно безразлична к рукам, пытающимся передать хотя бы частичку душевного тепла, утешить, успокоить…
Растерянность пришла слишком быстро: никакие слова не помогли вернуть рабыню в относительно нормальное состояние, так что пришлось усиленно придумывать то, что действительно смогло бы помочь именно сейчас.
- Моя Наргиза, кто бы мог подумать, что ты, такая гордая и непокорная, так воспримешь мои слова… Прости меня, - еле слышно закончила девушка, и все же решилась осуществить слишком уж смелую, по своему собственному мнению, идею, которая только что милостиво осенила блондинистую голову. Коснувшись личика девушки, Айнур, твердо, но аккуратно добилась того, чтобы черноволосая развернулась к ней и открыла глаза, а потом, внутренне похолодев, сама пьянея от собственной наглости, нежно коснулась губ, сначала мягко, но постепенно увеличивая натиск, ладонь же крепко сжала руку рабыни, стараясь вселить собственную уверенность, которой сейчас и не особенно наблюдалось, если уж говорить прямо.

+1

10

Наргиза еще долго бы просидела вот так, без движения и каких-либо мыслей, но Айнур к удивлению не покинула ее, а села рядом и крепко обняла. Брюнетка, толком еще не понимала, что вокруг происходит, чьи руки прижимают ее к груди, но резко почувствовала тепло, заставляющее начать подтаивать ледяную корку на разуме и сердце. В этих рука она чувствовала себя защищенной, нужной, как бы глупо это не звучало. И плевать, что это руки не крепкого мужчины, как положено, а хрупкой девушки, которую саму хочется окружить бесконечной заботой.
Постепенно мысли и чувства стали возвращаться. Девушка отчаянно боролась с собой, со своим желанием прижаться как можно крепче, уткнуться носом в шею и разреветься, как маленькая девочка. Но я ей не нужна…  Поэтому она продолжала сидеть не шевелясь и крепко зажмурившись.
- …Прости меня…
Наргиза удивленно распахнула глаза и  подняла голову, встречаясь с блондинкой взглядом. За что она извиняется? Я понимаю, сердцу не прикажешь, да и…, - она не успела додумать мысль до конца, потому что последующий нежный поцелуй, словно ураган, вновь смел способность думать. Невозможно сопротивляться натиску, Наргизе уже было абсолютно наплевать на то, что она может любимой и не нужна, что это просто попытка ее успокоить, она просто хотела, чтобы этот поцелуй не кончался. Это соединение душ…
Но рабыня сама же и отстранилась первой, потому что была у нее одна из самых отвратительных черт характера – она понимала, что ей будет больно и плохо, что она сейчас сама все сломает, но она должна была знать. Иначе она просто не могла.
- Айнур… мой ангел, - брюнетка чуть отодвинулась, разрывая поцелуй, но руку не отпустила, а второй погладила любимую по щеке. – Я люблю тебя, милая, причем люблю больше жизни… Ты для меня лучик света… Ты мне нужна, я уже просто не могу без тебя…И знаешь, мне глубоко плевать, что это неправильно, что это риск… Я готова на него…, - она глубоко вздохнула и продолжила. – Но, умоляю, если ты не испытываешь ко мне никаких чувств, если боишься за свое положение и свою жизнь – скажи честно, не давай мне ложной надежды, -  рабыня чувствовала, что по щекам одна за другой катятся соленые слезы, но она даже не думала их вытирать, только часто-часто моргала, чтобы они не застилали глаза.  - Умоляю тебя, ответь честно и мне, и себе, мое счастье…
Девушка сидела и с замиранием сердца ждала ответа… А в голове всплывали строчки одного из тех рубайат, что травница заставляла учить для тренировки памяти…
Любя тебя, сношу я все упреки
И вечной верности не зря даю зароки.
Коль вечно буду жить, готов до дня Суда
Покорно выносить гнет тяжкий и жестокий.
*

                                                                       
* Омар Хайям

Отредактировано Nargiza Hatun (2013-06-17 03:37:51)

+1

11

В этот миг, короткий и вместе с тем, бесконечный, приходит осознание того простого факта, что отныне жизнь не возможна без улыбки Наргизы, без ее заливистого смеха и лукавого взгляда, пронзающего душу, заставляющего сердце трепетать, подобно тонким расписным крыльям бабочки, парящей над зеленым, залитым солнцем, лугом. Память воскрешает те вечера, когда девушки вечерами могли побыть вместе, не важно, чем заниматься: вышивать ли, обсуждать трудности стихосложения, которое изучали на последнем уроке Калфы, или просто болтать о мелочах, совершенно не интересных никому, кроме них двоих. И пускай, их было еще не много, но за столь короткое время княжна успела привязаться к новой подруге, совершенно не осознавая, что черноволосая постепенно становится уже чем-то большим, чем простой собеседник, способный понять и разделить горести и радость. Для этого даже не нужно было что-то рассказывать, достаточно было взгляда и жеста, такое стоило благодарности, и никакие подарки не восполнили бы ту часть души, которую Неждана приобрела с появлением близкого человека.
Так или иначе, пришло время разобраться в себе, сделать выводы, и, главное, не испугаться их. Крайне трудно признать, что эта привязанность гораздо крепче дружбы, которой нет места в гареме. На их странную пару и так смотрели с любопытством вслух гадая, какие блага способен принести подобный союз, только вот ответа не находили, а на всевозможные домыслы обе девушки пожимали плечами, не торопясь что-то объяснить.
Поцелуи, касания, совсем не похожие на дружеские, сводящие с ума.. тихий голос Наргизы и слезы по щекам. Моментально всплывающее из глубины души стремление оберегать, успокоить, защитить от всех напастей, прижать покрепче, не позволяя никому обидеть. Только вот сейчас причиной слез был не кто-то посторонний, а она сама.
Поддавшись порыву, притянуть девушку к себе, стирая соленые слезы едва осязаемыми нежными касаниями губ, стараясь успокоить и подбодрить. В голове еще звучат признания подруги, заставляя мурашки бегать по спине, кажется, что из жаркого хамама наложница попала в зимний неприветливый лес.
- Я не стану давать тебе никаких обетов. Уже давно убедилась, что слова очень часто лишаются смысла, - тихо и серьезно произнесла княжна, - Так что я буду отвечать на твои вопросы поступками. И вновь поцелуй, долгий и нежный, как доказательство своих чувств, однако все же приходится отстраниться, дабы не быть слишком уж навязчивой.
- Я прекрасно осознаю, что делаю, но хочу, чтоб ты поняла, что если мы хотим сохранить все в тайне, то придется идти абсолютно на все, согласна ли ты на это? Сжать руку рабыни, решительно глядя на черноволосую, прекрасно понимая, что не взирая на ее ответ, отныне все станет делать по-своему, но так, чтобы им обоим было хорошо.

+1

12

Рабыня давно уже поставила на себе крест. Осознала она это только оказавшись в гареме, но произошло это еще намного раньше, как только пошли первые разговоры о том, как поудачнее ее пристроить, когда она «созреет». Но сейчас она поняла, что жизнь еще не закончена, что, может быть, она поторопилась и у нее все еще впереди…
Это немое признание… Такой сладкий поцелуй, соленый от слез… В эти мгновения, Наргиза чувствовала счастье, чистое, ничем не замутненное, она наконец-то нашла ради чего жить, ради чего улыбаться, ради чего дышать полной грудью. Она тут же расправила плечи, почувствовала себя легче и свободнее. И хоть любимая снова разорвала поцелуй, больше это не воспринималось как нежелание.  Брюнетка понимала, что есть еще множество вещей, которые нужно обсудить и которые нужно сказать вслух.
- Во-первых, любовь моя, вставай с холодного пола, иначе потом буду проблемы со здоровьем, - девушка слегка погладила блондинку по ноге и поднялась, помогая встать наложнице. Не удержавшись, мимолетно чмокнула в губы и усадила на скамейку, устраиваясь рядом и крепко обнимая любимую. – Моя красавица… Мое счастье… Я готова на все, ради тебя, мой ангел, так что я пойду на все, только чтобы ты у меня была счастлива, милая, - не скрывая улыбки, она нежно коснулась губ Айнур, даря еще один, такой же сладкий и ласковый поцелуй, который длится одновременно долгое время и одно мгновение… 
Сейчас брюнетка была уверенна в трех вещах: она безумно любит Айнур, она пойдет на все ради нее, и этот поцелуй далеко не последний…. Даже за сегодняшний вечер.

+1

13

Разительная перемена в настроении девушки не могла не радовать, тяжелая хватка на сердце ослабла, позволяя спокойнее вздохнуть, мир обретал краски и звуки. Но это совершенно не отменяло враз появившихся у обоих рабынь проблем, впрочем, трудности будут всегда, а вдвоем гораздо легче их преодолевать. Все еще трудно справляться с нахлынувшими эмоциями, но сейчас Неждана уже задумывается над тем, что теперь делать. Слишком опасно и рискованно для них обоих, но иначе невозможно. Смешно подумать, но когда-то и жить совершенно не хотелось, теперь же казалось, что щедрая рука Судьбы старается восполнить хоть часть утрат княжны. Конечно же, самую важную уже никогда не вернешь: в этом новом мире, только внешне ярком и красивом, ей никогда уже не стать свободной. Гордая Неждана стала рабыней, княжескую дочь прировняли к любой простолюдинке, родовитость здесь не имела значения. Женщину ценили только за молчание и плодородное чрево, способное принести наследников, но самой Февронье была не по душе такая жизнь. Конечно же мать никогда не вмешивалась в политические вопросы, однако в доме ее власть была неоспорима, даже князь признавал это, да и советами женщин не брезговал, ведь всем известно, что женский ум изворотливее мужского.  Свобода навсегда останется недостижимой мечтой, манящей к себе небесного цвета крылами, от того и мучительно недостижимой: не летать человеку в небе, не его это доля, так и рабыне здесь не стать настоящим человеком, имеющим вес при здешних порядках. Однако, теперь стоило вон из кожи вылезти, но всеми доступными ухищрениями обеспечить безопасную жизнь и себе и Наргизе, той, которой была преданна и душой и телом.
Послушно подняться на ноги, про себя отмечая, что голова начала кружиться от переполнявших эмоций, очередной поцелуй, на который блондинка незамедлительно отвечает, однако, обещание заставляет отстраниться, серьезно посмотрев на возлюбленную.
- Предупреждаю, что в таком случае, ты должна меня слушаться без споров и возражений. Конечно же, я еще не настолько хорошо разбираюсь в ваших устоях, но что нужно сделать, чтоб удержаться на верху, знаю, тут уж везде одинаково, независимо от государства и традиций. Мы должны сделать так, чтобы нас не смогли разлучить. Вновь нежно коснуться губ и приобнять за плечи, невольно отмечая, насколько нежная и бархатистая кожа у черноволосой. Шехзаде не смог бы пройти мимо такой красоты. Стоп, Мехмет, - на какое-то мгновение лицо княжны приобрело сосредоточенное выражение, словно она решала какую-то серьезную диллему, - Хм, в кои-то веки он и правда может нам помочь, главное, чтобы никто мотивов наших поступков не проведал, иначе обоим худо будет. План уже окончательно сформировался, только вот Айнур почему-то боялась посвящать в него Наргизу, чутье подсказывало, что черноволосая взбунтуется не смотря на свое обещание, так что следовало подготовить девушку к подобному разговору, вот только как…
- Мы все-таки в хамам пришли, давай хотя бы займемся друг другом, чтоб если Калфа заглянет, ничего не заподозрила.

+1

14

Вздохнув,  брюнетка кивнула.
- Все, что скажешь, мое счастье,  - легонько коснуться губами ручки девушки, крепко переплетая пальцы. Не обещаю ли я чего-то, что не смогу выполнить? Есть ли что-то, на что я не пойду ни при каком условии?  - мысленно задала она себе вопрос. И тут же, глубоко вздохнув, ответила: - Такого не существует. Ради Айнур я пойду на все. Если понадобиться, я по локоть умою руки в крови, но она будет счастлива. А я буду рядом с ней. Естественно, пока она сама этого хочет.
Кто знает, к чему бы дальше пришла рабыня, если бы Айнур не выдернула ее из собственных размышлений.
- Конечно, милая, совсем забыла, для чего мы здесь… Я же хотела, чтобы ты расслабилась и смыла с себя все плохое, что лежит на душе, - намылив руки, она начала медленно массировать плечи любимой, на ушко, шепча ей нежности, то, какая она замечательная и как  сильно Наргиза ее любит. Девушка уложила славянку на скамейку и принялась массировать спину любимой.
- Расслабься, мой ангел, просто забудь обо всем, - движения плавные, уверенные, не зря травница учила ее этому всему, считая, что не только травы помогают человеку чувствовать себя лучше.
Краем взгляда брюнетка заметила Калфу, кивнула ей, не прекращая свое занятие. Брюнетка просто не могла не улыбнуться: уж очень удивленный вид был у той. Скорее всего, она, впрочем, как и все, не верила, что между двумя девушками в гареме могут быть хорошие отношения.  Наверное, решила проверить, не собралась ли я ее тут лишить жизни, все-таки фаворитка Шехзаде как-никак. Ага, место себе освобождаю… Был бы толк, все равно он даже не взглянет на меня, стой я прямо у него перед носом. Вот Айнур у меня красавица, не удивительно, что он так ее любит, а я что? Ничего особенного, самая обычная. Наргиза еще долго могла бы критиковать себя, но мысли внезапно перескочили на более важные в данный момент вещи, чем самокритика. Совсем скоро Шехзаде отправится в санджак, а значит, нам придется расстаться… Нет, никогда этого не будет! Я глотку перегрызу тому, кто попробует это сделать. Да будет Аллах милостив к нам и не даст расстаться, ведь мы через столько прошли, чтобы наконец-то быть счастливыми.  Ведь мы друг для друга – награда за все те страдания, что нам пришлось вынести… Да не оставь нас, Всевышний…  Что же делать, что же делать… думай, Наргиза, думай… Хм… если добиться того, что меня тоже определят в санджак, думаю, Айнур сможет попросить, хоть мне не особо нравится эта идея, чтобы она за меня просила, но потом я могу стать ее служанкой, тогда я всегда смогу быть при ней. Что ж, это прекрасный вариант… и, похоже, единственный реальный.
Рабыня настолько задумалась, что действовала чисто машинально, поэтому только когда решение проблемы было найдено, она сообразила, что уже переместилась на стройные ножки девушки и сейчас массирует ее бедра.
- Моя княжна, - не удержавшись, она наклонилась и медленно провела дорожку поцелуев по позвоночнику снизу вверх.  – Я люблю тебя, мое счастье.

+1

15

Чего уж там, Наргиза действительно умела убеждать, и княжна с огромным удовольствием отдалась на волю любимых рук. Это чувство не поддавалось никакому контролю, разум твердил, что так не бывает, только вот тело неизменно реагировало на касания и тепло губ черноволосой, заставляя жаркую волну пробегать по телу. Так или иначе, а наложница пыталась продумать все возможные решения их общей проблемы. В гарем Шехзаде попасть было уже не возможно, списки были уже составлены, и Наргиз в них не значилась, как бы ни было это больно осознавать. Конечно, можно пойти на риск и попросить Господина, только вот где-то глубоко внутри, блондинка знала, что ее гордую черноволосую подругу (ой ли!) будет угнетать положение прислужницы, даже если наедине они будут общаться как и прежде. Выход был только один: Наргиза должна была всеми мыслимыми и немыслимыми способами обратить на себя внимание Мехмета, иначе о санжаке можно не мечтать.  Достаточно одной ночи, чтобы стать второй фавориткой, а уж там их точно не разлучат, и Аллах ведает, что в Амасье станет легче, не придется прятаться по углам, к тому же у них появится определенная власть, которую нужно будет использовать с умом. Только вот, как сказать об этом самой девушке? Загадка не имела быстрого решения, и Айнур ломала голову над тем, как подготовить подругу к такому, да еще и притом, что времени оставалось все меньше и меньше.
-Аллах, тебе кто-нибудь говорил, какие у тебя умелые руки? – выдержка осталась где-то далеко, за дверями бань, и фаворитка позволила себе сладко замурчать от обилия приятных ощущений. – Даже в лучшие годы своей жизни я не встречала столь искусного человека.
Касания губ заставляют тихонько вскрикнуть, с трудом удерживая себя от желания выгнуть изящную спинку, подобно белой кошке, которая была любимицей княжны многие годы. А далее блондинка отпускает себя, уже совершенно не контролируя свои желания и тело. Калфа ушла, значит, ближайшие полчаса их точно не побеспокоят, опасаться нечего. Быстро подняться, обнимая черноволосую, заключая ее в свои объятия, нежно, но требовательно коснувшись губ.
- Как и я тебя, мое темноволосое счастье, моя гордая ласка, моя удивительная Наргиза. Стеснения не было, сейчас Айнур была княжной и исполняла только свои желания и прихоти, не было больше той скромной девушки, красневшей даже от слов собственного Господина, и огромный вопрос, вернется ли она когда-нибудь, если и да, то уж точно не с Наргизой.

+1


Вы здесь » Великолепный век » Отголоски реальности » Знающим слово, не надобно слов (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC