Великолепный век

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Великолепный век » Отголоски реальности » ! Семья превыше всего


! Семья превыше всего

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Дата и время действия:
19 мая, 1538 год
Место действия:
Эдирне, дворец
Участники:
Шехзаде Мехмет
Хюррем Султан
Михримах Султан
Рустем Паша
(попробуем отыграть в одной теме)
Событие:
Приезд детей в Эдирне к матери и все, что там произошло. До момента, когда Мехмет решает сообщить отцу о происходящем.

0

2

Эта ночь, как, впрочем, и все предыдущие, была мучительно бессонной. Хюррем почти не выходила из своих покоев больше недели и никого к себе не пускала. Она пребывала в беспочвенном, как казалось окружающим, беспокойстве и нуждалась в помощи, которую не хотела принимать. Хюррем отказывалась есть: она была уверена, что ее пища отравлена, всюду за ней следовал страх и ужас, скользящий бестелесой серой тенью по мраморным стенам дворца. Еще свежа память о безвременной смерти маленького Сулеймана, и султанша боялась, что ее детей постигнет та же участь, а этот ненавистный дворец, ставший клеткой для пойманной птицы, окажется уготованной для нее гробницей.
- О Аллах, я не хочу умирать,  - обращалась Хюррем к Господу, подходя к зеркалу в золотой раме, украшенной искусными арабесками,  - О Боже... Где твоя красота, Хюррем? Где твое прекрасное молодое лицо? Где огненные волосы и ясный взгляд зеленых глаз!? Султанша долго стояла у зеркала, пытаясь понять, что в ней изменилось. Она не видела в себе прежнюю Хюррем, ту, милую сердцу султана. Ей казалось, что она превращается в старуху, что ее кожа больше не гладкая и бархатистая, а испещренная морщинами, этими шрамами, которые оставляет на теле безжалостное время. Ей казалось, что ее волосы потускнели и покрылись несмываемым налетом седины, а руки пожелтели и сделались сухими.
- Что с тобой, Хюррем? - спрашивала себя султанша, закрыв лицо руками, чтобы не видеть всех ужасных изменений. - Ты умираешь. С каждым днем становясь старше, умираешь... - находила она ответ. Но Хюррем не хотела умирать, она желала избавиться от этого ужаса, но не могла. Она долго плакала, мысленно повторяя реквием по увядшей молодости. Отойдя от зеркала она сталкивалась с новым кошмаром. Хюррем вдруг пронзала мысль, что ее дети сейчас, пока она здесь, в Эдирне, уже мертвы, а их убицы злорадствуют на престоле.
- Зехра-калфа! Где ты, черт возьми!? - на смену часам безутешного отчаяния приходили минуты безудержного гнева, который обрушивался на слуг, не умеющих вовремя быть рядом.
- Госпожа... - тихим голосом произнесла Зехра, появившись в покоях Хюррем. Калфа покорно опустила голову и скрестила ладони.
Хюррем тотчас оказалась рядом с калфой и обрушилась на нее с требованием сказать правду.
- Что с моими детьми, Зехра? Где они!?
- Они в Топкапы, госпожа.
- Скажи мне правду! Их убили! Их убила Махидевран!
- Нет, госпожа, шехзаде и султанша живы и в добром здравии.
- Ты лжешь! Говори правду!
- Это правда, султанша. Они живы, равно как и Повелитель. Все хорошо.
Калфа, кажется, привыкла к подобным эмоциональным срывам своей госпожи, поэтому отвечала уверенно и спокойно, так что Хюррем скоро остывала и облегченно вздыхала.
- Я должна знать все, что происходит в столице и за ее пределами. Ты поняла меня?
- Да, госпожа. Я буду сообщать Вам все новости.
- Можешь идти, Зехра,  - Хюррем жаждала снова остаться наедине с собой, но в то же время боялась, что кошмар может повториться, - И не смей никому говорить об этом разговоре,  - добавила Хасеки, когда калфа поклонилась, покидая покои.
Хюррем вышла на балкон и положила ладони на перила балюстрады. Легкий соленый ветер приятно освежал лицо и мысли, прохладная лунная дорожка вселяла в душу надежду.
"О Аллах, береги Повелителя и моих детей. Не допусти злодейства против них, Господи, освети их путь и сохрани их сон. Пусть день их будет светел, а ночь покойна...

+5

3

Всю поездку до дворца в Эдирне младший Шехзаде проспал, а Михримах и Мехмет не хотели тревожить его сон, лишь однажды Султанша велела остановить карету, так как ей стало невыносим душно. Она покинула карету вместе с Мехметом, и брат тактично молчал после того, как она сказала, что ей просто нужно подышать свежим воздухом. Встревоженный Паша кажется взирал на них, стоя неподалеку, но Михримах сейчас не хотела думать о том, что бередит его душу. После той конной прогулки она стала смотреть на него иначе, кажется поверив в теплоту его чувств. Но ведь собственному юному сердцу не прикажешь, хотя однажды ее посетила мысль о том, чтобы позволить сердцу растопить свой лед. Возможно Малькочоглу и был ее первой любовью, но кто будет последней - не ведомо никому. Так сказала ей и достопочтенная калфа гарема, так сильно любившая Михримах. После остановки они двинулись в путь, нетерпение султанши говорило о том, что она желает увидеть Валиде, и никто ей в этом не помешает. Она была благодарна Рустему за то, что помог уговорить Повелителя отпустить их к матери.
Только карета остановилась у дворца, как Михримах и братья быстрым шагом направились в женскую половину. Никто из слуг не был оповещен об их прибытии заранее, только всадник поскакал вперед, чтобы все приготовили для детей повелителя.
- Внимание! Шехзаде Мехмет Хазретлери, Шехзаде Джахангир Хазретлери, Михримах Султан!
Выкрикнул слуга, и двери покоев матери распахнулись. Михримах ворвалась в покои, как глоток свежего воздуха. Она застала Валиде сидящей у камина, и та кажется была сильно встревожена, и конечно обрадована, так хотелось думать.
- Валиде!
Михримах обняла мать и тут же почувствовала, как та похудела и осунулась. Ей требовалось вернуться во дворец, особенно когда назначили нового Великого визиря - мужа Шах Икубан Султан. Султанша с трудом разорвала объятия, потому что следом уже бежал маленький Джахангир, раскрывая объятия для своей матери. Мехмет же держался величественно, как и подобает и только улыбаясь ждал своей очереди, чтобы поприветствовать Валиде.
- Мы приехали погостить, Валиде. Мы очень соскучились по вам.

+4

4

Михримах долго не говорила ему, что случилось с Валиде и почему они так спешно покинули дворец, чтобы встретить с ней. Он дал сестре время, чтобы та сама рассказала ей, но единственное, что он узнал, что Фахрие Калфа очень беспокоится за Хюррем Султан, особенно когда все враги так близко к детям султана, а она так далеко.
Прибыв во дворец в Эдирне, он поспешил вслед за Михримах, неся маленького шехзаде Джахангира на своих руках, на плече. Тот был очень рад и ему не терпелось встретиться с матерью, чт н и показал, как только они оказались в ее покоях. Мехмет тут же почувствовал то, что комната пропахла свечами, и ее словно давно не проветривали. Валиде была обеспокоена, но счастлива видеть их. Он поцеловал ее руку, как только Михримах и Джахангир поздоровались с ней.
- Мы очень рады быть здесь, Валиде. Если вы позволите, мы прогуляемся в саду, погода сейчас очень хорошая. А здесь довольно душно.
Мехмету хотелось покинуть покои поскорее и приказать проветрить комнату. А также, раз уж Михримах была так обеспокоена состоянием матери, проверить все во дворце, вплоть до еды, которую преподносят его Валиде.
- Михримах?
Мехмет всегда знал, что найдет поддержку у своей сестры, она всегда знала, как повлиять на мать или на Повелителя и получить желаемое. Ведь даже когда он был ребенком, именно она сделала так, чтобы он получил себе отдельные покои, и потом во многом помогала ему. Семья - это единственное настоящее богатство, так думал Мехмет, и никто и ничто не сможет переубедить его.

+2


Вы здесь » Великолепный век » Отголоски реальности » ! Семья превыше всего


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC