Великолепный век

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Великолепный век » Отголоски реальности » Без риска пострадать не может быть ни счастья, ни любви ©


Без риска пострадать не может быть ни счастья, ни любви ©

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Дата и время действия: ночь с 30 на 31 мая
Место действия:покои Шехзаде Мехмета
Участники: Шехзаде Мехмет, Наргиза Хатун
Событие: На что готова девушка для выполнения своей цели? Да на все, что взбредет в ее темную головку. Особенно, если она не привыкла сидеть сложа руки и ждать у моря погоды. Наказание? Когда жизнь не мила, такие мелочи не пугают. Да и всем известна истина, что кто не рискует, тот и не пьет шампанское. Так что пробраться в покои Шехзаде? Легко.

0

2

Сказать, что девушка не волновалась, значило бы соврать. Нет, за время, что она была здесь, рисковать собственной жизнью было для нее совсем не в первой. Да пальцев рук не хватит, чтобы перечислить все подобные моменты. А всего, сколько она здесь? Три недели. Может даже чуть меньше. Но настолько крупно рисковать? Такого еще не было. Если она будет замечена раньше, или у господина просто будет плохое настроение, чья-то темноволосая голова полетит с плеч как оторвавшаяся пуговичка. Но с другой стороны, как еще? Она пообещала Айнур быть рядом, а каков шанс, что Шехзаде сам обратит внимание на рабыню? Да вообще нулевые. Особенно, если эта рабыня не отличается ничем особенным. Что Валиде определит ее в санджак, она тоже не надеялась, всему гарему был прекрасно известен скверный характер рабыни. Так что необходимо было брать судьбу в собственные руки и ставить ее на правильный путь.
Наргиза тихонько сидела в укромном уголке покоев господина, скрытая от чужих глаз, и беззвучно молилась. Если удача отвернется от нее в этот раз, то ей конец. А будет с ней - возможно, у нее все-таки появится шанс на счастье быть с любимой. А значит, нужно сидеть и ждать, сжав зубы.
К удивлению брюнетки попасть в покои второго сына Повелителя оказалось куда проще, чем она ожидала.  Что-что, а вот путь к сердцу людей, рабыня находила неплохо. Это только кажется, что не сердце, а крепость, ров вокруг, везде охрана, а поближе подойдешь, а там, ба, а пушки-то деревянные, во рве воды нет, а в стене дыра больше самих ворот. Смешно даже. Но сейчас она искренне надеялась, что сможет найти путь и к сердцу этого молодого мужчины.
Видимо, она задремала, потому что когда открыла глаза, все тело ныло, а на дворе, по тишине и свежему воздуху угадывалась ночь.  Глубоко вздохнув, она снова прислушалась и бесшумно выбралась из своего укрытия. Пожалуйста… Не понятно, о чем она больше просила, чтобы в покоях никого не было, или чтобы Мехмет спал. Почему-то, когда она решила осуществить свой план, ей даже в голову не пришло, что господин может проводить ночь не один. Может, интуиция подсказала, а может, это был перст судьбы. Но на постели угадывался лишь один силуэт спящего.  Наргиза снова вздохнула и расправила белоснежное платье, позаимствованное на время у фаворитки Шехзаде. Айнур еще предлагала что-нибудь из украшений (брюнетка не сомневалась, что та догадалась, услышав столь необычную просьбу, но ничего объяснять не стала), но пересилить себя рабыня не смогла. Даже в этом платье она чувствовала себя крайне неуютно, а уж об украшениях, и говорить ничего не стоило. Не привыкла она к ним.  «Да уж, нужно было вообще без платья идти, всяк уверенней себя чувствовала бы,» -  девушка криво улыбнулась собственным мыслям и подошла к спящему.
-Такой милый, - она два сдержалась, чтобы не рассмеяться от своих мыслей. – Даже жалко такого ненавидеть… А ведь он всего лишь немногим старше меня, наверное… Ох, ну, прости, так нужно… это единственный способ, который устроит всех…, - присев на край постели, мягко провела кончиками пальцев по морщинке, пролегшей между нахмуренными бровями и тихонько запела.

+2

3

Шехзаде все еще не понимал, что произошло с ним тогда, когда он велел Айнур прийти к нему. Конечно утром она получила все те блага, которые ей полагались, но сам Мехмет так и не поговорил с ней, не звал ее больше к себе, потому что боялся того, как она будет смотреть ему в глаза. Он был груб, словно сами бесы вселились в него. Он даже просил мулу, чтобы тот молился за него, и сам Шехзаде молился Аллаху, чтобы Айнур поскорее забыла то, через что он заставил ее пройти. От подобных дум его отвлекла новость о том, что Повелитель наконец решил отправить его и других Шехзаде в санджаки, ему досталась Амасья. Санджак, хоть и не самый ближайший к столице и не провинция наследника, но также, как и Маниса - не менее важный. Там Мехмет должен будет показать свои навыки правителя, произвести на свет шехзаде. Для второго ему были уже выбраны наложницы, в число которых вошла Айнур Хатун. Он сам велел калфе, чтобы о его любимице не забыли, и в Амасью она поедет, как его фаворитка.
Мехмет вернулся в покои, жестом велев наложницам, которые зажигали свечи, покинуть покои. Он все еще не решался позвать Айнур, а она старательно отводила взгляд все те два раза, когда он видел в гареме, навещая Михримах. У них еще будет достаточно времени, чтобы она забыла все плохое. С этими мыслями он и не заметил, как погрузился в сон. Весьма странный сон. Ребенком он часто помнил, как мать пела колыбельную маленьким шехзаде, как когда-то пела и ему. Эта песня из ее родных мест настойчиво въелась в сознание юноши, когда тот был еще ребенком. Но эта песня была другой. Мехмет с неохотой открыл глаза, ему показалось, что это Айнур в белоснежном платье сидит на его кровати, но свет от свечи показал ему не белокурые локоны любимой, а темные волосы другой девушки. Наученный мнительной матерью и другими ее приближенными, он схватил девушку за запястье руки, которой она проводила по его лицу и повалил ее на спину.
- Что ты здесь делаешь, Хатун?!
Удивлению Шехзаде не было предела. Он не был настолько бдителен, как его мать или другие ее приближенные, искусные в дворцовых интригах. Но узнай мать о таком случае, девушка была бы выслана из дворца - самое меньшее. Ни одна Хатун не могла войти в покои Шехзаде без ведома Валиде.

+2

4

Честно говоря, только в момент, когда Шехзаде проснулся, Наргиза поняла, что такое страх. Одно неверное слово и все, она будет выброшена за дверь как нашкодивший котенок, и может уже начинать плакать по своей головушке. Так что девушка лишь прикрыла глаза, сглатывая. Она даже не стала пытаться скрыть страх, ибо сейчас он мог только сыграть на руку. Главное было не отреагировать на него неправильно. На самом деле, стоило ей только почувствовать железную хватку господина на своем запястье и тяжесть его тела, как колено само потянулось, чтобы оставить его без детей. Но во время одумавшись, она заставила себя расслабиться и глазами полными слез посмотреть на молодого человека. Брюнетка больше не видела в нем того милого мужчину, которому буквально минуту назад напевала одну из своих любимых песен. Теперь это был безжалостный господин. Но раз пришла, нужно теперь идти до конца.
- Господин… - голос дрожит, а в глаза по-прежнему светиться страх и мольба, - простите меня такую глупую… поверьте, я не хотела причинить вам вред… Если бы у меня была такая цель, то я давно бы все это сделала и не стала бы будить вас… А платье? Посмотрите, я что стала бы наряжаться для того, чтобы навредить вам? – рабыня тихонько всхлипнула и закусила губу. Да не глупи, если бы я действительно хотела, чтобы ты был мертв, никто бы и не догадался, что я тут была, а тебя бы уже давно оплакали.   – Господин, - еще жалобней пропищала она, - ослабьте, пожалуйста, свою хватку… у меня руки уже онемели… Я приношу глубочайшие извинения, что пришла сюда, что напугала вас… просто Вы, - снова всхлип и девушка почувствовала, как по щекам побежали слезы. Внутри она торжествовала. Правда рот хотелось хорошенько вымыть с мылом, да и мутило ее от такой приторности, но все же. Надо. На-до.   – Вы такой… я случайно увидела вас и поняла, что Вы – единственный, кому я хочу принадлежать… Вы сильный, умный, мужественный…  Вы… у меня нет слов, чтобы описать вас, Господин…, - Наргиза отвела глаза, чувствуя, как все тело дрожит от накатывающей злости. Надо. Помнишь, ради чего стараешься? Так что терпи. – Господин, я готова понести наказание за свою выходку… простите меня, умоляю… - ее голос сорвался, и она лежала, закрыв глаза, тихонько всхлипывая и все так же дрожа, и ждала решения своей судьбы.

+2

5

Мустафа разомкнул руки и сел на кровати, все еще с удивлением смотря на девушку. Все, что она говорила не имело никакого смысла. Он никогда не видел ее, и не замечал. А то, что она лепетала сквозь слезы оставалось для него настоящим откровением. Первым делом захотелось выставить ее за дверь, но опять же, Мехмет прекрасно знал, что будет с ней, если стража заметит ее. Одно то, что она попала сюда незамеченной было настоящим чудом.
- Прекрати, я не хотел сделать тебе больно. Ты хотя бы представляешь, что с тобой будет, если Валиде узнает об этом?
Самое безобидное - ее вышлют из дворца. Обычно неугодных наложниц и рабов высылали в Бурсу, в старый дворец, где они доживали свои дни в покое и одиночестве.
- Тихо, прекрати. Кто-нибудь услышит, и тогда тебя точно накажут. Ты должна уйти.
Но утром о ней все равно узнают, если не стража, так слуги, которые придут его разбудить. У него возникла мысль оставить ее в покоях до утра, но не для того, чтобы разделить с ней ложе, плачущая в истерике девушка его не очень привлекала, к тому же в его сердце сейчас была совсем другая девушка и другие думы.
Но обмануть юного Шехзаде, который рос в любви и заботе было гораздо проще, чем могло бы показаться. Он уже проникся симпатией к глупой наложнице, которая решилась на такой отчаянный шаг. Но в гареме, как на войне, все средства хороши. Либо рабыня обратит на себя внимание, либо сможет выбраться из дворца только через десять лет, когда придет время отдать ее за муж. И у нее даже будет возможность выбрать из трех претендентов. Или останется служить династии в качестве калфы.
- Не плачь, Хатун. С чего ты взяла, что я накажу тебя? Как сказать наложнице, которая по все видимости влюблена в Шехзаде, или в образ в своей голове, что он любит другую. И знает, к чему приводит раздор в гареме. Мехмет даже отодвинулся на край кровати, понимая, что своей реакцией только напугал бедную девушку. Правда у него не возникло мысли, что вся ее смелость была потрачена на то, чтобы просто решиться на такой поступок. А как только она осознала всю тяжесть своего поступка, тут уж смелость осталась где-то за дверьми его покоев.

+2

6

Так, все, слезы уже толком не помогают, можно прекращать, - рабыня пару раз глубоко вздохнула и вытерла слезы. Молча сползла на пол с постели, аккуратно растирая запястья.  Даже глядеть на мужчину не хотелось. Ну, давай, мой герой, посмотрим, как хорошо соображают твои мозги. Сможешь придумать, как меня отсюда выгнать раньше времени, или я выйду победительницей? Ой, не равны у нас силы, совсем не равны. Жалость к себе вызвана, наказывать он меня не собирается, теперь следующий шаг – притвориться мягким котенком.
- Господин, вы правда не станете меня наказывать? – сидя все еще опустив голову, стараясь занимать как меньше места, девушка взглянула на Шехзаде из под полуопущенных пушистых ресниц и чуть улыбнулась. – Вы действительно удивительный, - она очень надеялась, что в глазах было действительно столько слепого обожания, сколько она хотела.  – Вы, - она приподнялась и слегка коснулась руки господина, но тут же отдернула и буквально отлетела в дальний угол. – Простите, я опять лезу к вам, - она всхлипнула для правдоподобности, но взяла себя в руки. - Я еще раз прошу простить меня, господин… Вы не беспокойтесь обо мне, ложитесь, возвращайтесь ко сну, я вас больше не потревожу. Просто посижу здесь в уголочке тихонько, а утром снова спрячусь. Обещаю, больше вы меня не увидите здесь, - она притянула колени к груди и обняла их руками. Ох, что ж за туго соображающий  Шехзаде мне достался? Другой бы уже на всю катушку пользовался девушкой, что сама пришла в его покои. Этот же… - она мысленно закатила глаза и едва сдержала смешка. - Если б не знала Айнур, то подумала, что он в этом плане вообще бессилен. Так, прикуси язычок, а то еще вслух ляпнешь. Тебя же потом за это… - продолжать свою фразу она не стала, и так понятно было.  Помолчав немного, она снова взглянула на молодого мужчину и робко улыбнулась.
- Господин, вы позволите хоть немного загладить свою вину? Раз уж я нарушила ваш сон, то позвольте,  я попробую вам его вернуть. Давайте я спою вам колыбельную… Пока никто не жаловался еще, - она снова улыбнулась, стараясь, чтобы выглядело это как можно по детски невинней.
Ох, я начинаю терять терпение, молодой человек. И замерзаю, ибо у вас тут сквозняк, - она намеренно зябко поежилась и погладила себя по полуобнаженным плечам. 
– Господин, вы не простудитесь, а то у вас тут довольно прохладно…, - Наргиза сама удивлялась всей той заботе, что она смогла добавить в собственный голос. Ну уж соображайте быстрее, Шехзаде!

Отредактировано Nargiza Hatun (2013-06-02 18:45:23)

+2

7

Мехмет провел ладонью по лицу, кажется он окончательно проснулся, а наложница все продолжала говорить. Глупышка даже смогла рассмешить его, и он прыснул в кулак, дабы опять же не нарушать тишину. А девушка тем временем стала превращаться вовсе в какого-то ребенка, которому хорошо находиться только рядом с объектом обожания и больше ничего не нужно.  Но ведь она не призналась ему в любви, а просто в желании быть его. Что ж, если она и дальше будет показывать такую наивность, можно будет взять ее с собой в санджак. Она может стать хорошей служанкой для Айнур, когда та, дай Аллах, понесет от него.
Шехзаде поднялся с кровати и прошел к стулу, где лежала теплая накидка и забрал ее, поманив девушку пальцем. И когда она подошла к нему, накинул накидку на ее плечи, растирая их.
- Если ты снова начнешь петь, тебя точно здесь найдут. Поэтому прекращай быть такой громкой и ложись в кровать. Я не могу позволить тебе спать на полу. И я правда не стану тебя наказывать. Ты принадлежишь гарему Повелителя, кто я такой чтобы наказывать тебя. Утром я тебя спрячу, и никто не узнает о том, что ты была здесь. Как тебя зовут?
Шехзаде наконец рассмотрел лицо девушки внимательнее. Она была очень красивой, будто бы в противовес Айнур. Была в ней какая-то чарующая красота, словно у колдуньи. Айнур наоборот была настолько нежной во внешности, ни одной резкой черты. А эта Хатун имела самые красивые глаза из всех, что он видел.
И тут его осенило. Через считанные дни отец примет решение о том, когда ему отбывать в провинцию. А значит отчаянный шаг наложницы можно было понять.
- Ты хочешь уехать в санджак, который выберет для меня Повелитель, не так ли?
Он улыбнулся ей, эта странная ночь складывалась у него мозаикой в голове, сейчас стоило решить, готов ли он сделать больно Айнур снова, ... наверное не готов.
- Я повелеваю тебе сейчас же ложиться в постель и никому не рассказывать о том, что ты была в покоях шехзаде. Наверняка в гареме заметят ее ночное отсутствие и Калфа доложит об этом. Но это уже его не занимало, ведь он не знал, как устроены законы внутри гарема на этот счет.

+1

8

Девушке не особо понравился тот повелительный жест, которым господин поманил ее к себе. Нет уж, милый мой, я тебе не собачка, далеко не собачка. И я тебе это еще докажу. Но подойти все же пришлось.
На самом деле, ей уже порядком надоело ломать комедию, хоть бы толк был от этого. А то стоит столбом, даже не глядит на нее. А у нее еще оставался запасной вариант стать простой служанкой у любимой. Конечно, мало приятного в том, чтобы всю жизнь быть девочкой на побегушках, но что она хотела? Действительно всерьез мечтала подняться? Она, дочь простолюдина? Дура самая настоящая. Да и этот вариант позволит сохранить ей свою гордость… Все. Точка. Решено, к черту этого истукана.
Наргиза спокойно высвободила плечи из его рук и вернула ему накидку.
- Спасибо, господин, но в этом нет нужды, я знаю собственное место, - она гордо вскинула подбородок и взглянула ему прямо в глаза, чуть усмехаясь.  – Я просто глупая рабыня, совершившая проступок не подумав, так что я и должна расхлебывать последствия. Меня вот даже удивляет ваша доброта и забота о вещи, которую вы видите в первый и последний раз.  А теперь вы возвращайтесь ко сну и забудьте о моем появлении, как о страшном сне, - снова усмехнулась и пробормотала себе под нос. – Да уж, хотела сказку подарить, а получился кошмар.
Рабыня поклонилась Шехзаде, как и полагается ей по статусу. Что ж, зато с чистой совестью скажу Айнур, что ничего не получилось.
- Доброй ночи вам, господин. Еще раз простите за прерванный сон.
Она сделала еще пару шагов, глядя в пол, и обернулась, берясь за ручку двери.  На самом деле, ей бояться было нечего, все ходы к отступлению были хорошо продуманы.  Она не стала отвечать на остальные его вопросы, даже имя называть не захотела. Нет, господин, я не желаю быть отправленной в санджак. Я просто хочу быть рядом с тем человеком, что необходим мне как воздух. Какое все-таки счастье, что это не вы. И да, унизить можно было по-разному, но вы выбрали самый необычный способ, Шехзаде. 

Отредактировано Nargiza Hatun (2013-06-05 20:23:23)

+2

9

Что он видел в ее глазах? Пожалуй что-то новое. И не понимал, кто она и зачем пришла. В одно мгновение он видит в них страх, в другое - обожание, а после и разочарование, и даже какой-то вызов. Такой девушки он раньше не встречал. А уж в гареме точно. Никто в здравом уме не пошлет такую непостоянную особу на хальвет к Шехзаде, да и ни к чему пока что, ведь решение о санджаке еще не принято, так что рисковать судьбой несчастных наложниц, которые могли понести от Шехзаде раньше времени не было смысла. И она отвернулась ... отвернулась от него, когда должна была идти в сторону двери спиной и никак иначе. На его губах на мгновение появилась улыбка, удивленная и возможно даже восхищенная. Он прошел за ней и мягко ухватил за руку, которой она собиралась открыть дверь, и произнес шепотом.
- Кто тебе сказал такое, Хатун? Почему ты так говоришь о себе? Разве о вас не заботятся подобно юным принцессам? Скажи мне, чего ты желаешь, и я докажу тебе, что ты не вещь.
Последнее слово он произнес с явной неохотой. Хорошо воспитанный добрым и справедливым, он не мог допустить, что кого-то из обитателей дворца угнетали или хуже того. Повелитель всегда говорил, что рабы живут ради того, чтобы делать жизнь Династии счастливой, но Династия должна прилагать все усилия, чтобы жизнь их рабов была не менее счастливой. В Империи любой мог добиться небывалых высот. Бывший раб сделать политическую карьеру, а рабыня - стать влиятельной султаншей, а если повезет - и Валиде Султан. Но история знает лишь единицы таких, но это были самые достойные из всех. Его мать - бывшая рабыня, Александра, названая Повелителем Хюррем, родила ему первенца-Мехмета и стала султаншей. Единственная за всю историю рабыня, которой султан подарил свободу и сделал своей законной женой. Бывшая рабыня стала госпожой над теми, кто когда-то возможно даже презирал ее. Мехмет еще слишком ясно помнил тот момент, когда им еще детьми пришлось скрываться во дворце Хатидже, когда Повелитель был в походе, но потом все вернулось на круги своя.
- Скажи ... будь откровенна со мной.

+1

10

Рука накрыла ее собственную, и кожу обожгло словно огнем. Но не таким, что она Наргиза испытывала, когда ее касались изящные пальчики Айнур.  Это было совсем другое пламя, пламя ярости, гнева. Да как он вообще смеет меня касаться после того, как был груб со мной? Возможно, слишком резко, но она убрала ее из пальцев Мехмета и сложила руки на груди, словно выстраивая стену и всем своим видом показывая, что не желает здесь оставаться.
Но наивность Шехзаде смогла вызвать у нее и совсем другие эмоции.. Горечь и жалость? Да, наверное, жалость к этому мальчишке, не видящему дальше золотых занавесок. Ей даже не хотелось посвящать его в обратную сторону этой золотой медали, но девушка не собиралась больше никого из себя строить, поэтому и не было причин врать или смягчать правду.
- Господин вы так наивны… Каждая из нас здесь птичка в золотой клетке, которую, как подачку, могут в любой момент кинуть  со стола правящей династии выслужившейся собачонке, вертящейся рядом. Каждая из нас здесь бесправная вещь, которая должна слушаться любого. Так что у юных принцесс и у девушки в гареме есть просто огромное различие – свобода. А вы с этим поделать ничего не сможете, так что лучше вам во все это даже не вникать. Я не должна была приходить сюда, и если кто-то узнает, что меня не было в гареме всю ночь, то это может иметь серьезные последствия для меня, - Хотя, кого я обманываю, кого это волнует? Да никого, даже меня, что получится, то и получится. На все воля Аллаха… - Так что, господин, если я вам больше не нужна, то я пойду, видите ли, юной принцессе завтра весь день, как и каждый день до этого, убираться в гареме.  А если я отвечу на вопрос «Почему я не выспалась?», что всю ночь жаловалась на свою тяжелую жизнь вам, господин, то меня поднимут на смех и скажут, что мне все приснилось. Я вам больше не нужна?
Ну что ты еще хочешь, а? Ты один раз мне отказал, пусть и не словами, но я все прекрасно поняла, но я не настолько продажная девушка, чтобы предлагать себя еще раз. Так что уж решай и либо отпусти и не морочь голову, либо уж покажи хоть какой-то интерес, юный Шехзаде.

Отредактировано Nargiza Hatun (2013-06-06 20:37:32)

+1

11

Вот уж проблема на его голову свалилась. Шехзаде встречал такую дерзость впервые в своей жизни. Для него во дворце все было просто. Он подчиняется матери до тех пор, пока его не отправят в санджак, подчиняется отцу, великому Султану, Повелителю мира, во всем помогает своим братьям. А девушки в гареме в основном рабыни из захваченных государств, но жили они там гораздо лучше, чем могли бы жить другие в их положении. Да, они всегда были чем-то заняты, потому что праздная лень была большим грехом для женщины. Но вместе с тем, необразованных учили грамоте, каллиграфии, языкам, игре на музыкальных инструментах, танцам. Любая рабыня могла стать госпожой, если ей это предначертано Аллахом. Многие из знатных вельмож мечтали устроить своих дочерей в гарем, но это было непозволительно, мусульманка от рождения не могла попасть в гарем.
- А ты глупа, если позволяешь себе дерзить Шехзаде. Я спросил, как тебя зовут, и не отпускал тебя.
В подтверждении своих слов, Мехмет облокотился ладонью на дверь, а другой рукой указал вглубь комнаты.
- Чем я обидел тебя, если ты позволяешь себе такое поведение? Тем, что испытал к тебе недоверие? Моя мать была отравлена, когда я еще не появился на свет. Несколько раз ее пытались убить недруги. А год назад мою грудь пронзила стрела, предназначавшаяся моему старшему брату, шехзаде Мустафе. В этом дворце я могу доверять только своей семье, и знаю в лицо своих врагов, но не могу наказать их, не сделав больно Повелителю. Мы живем в жестоком мире, Хатун.
Он не понимал, почему выложил ей все это, как на духу, не договорив при этом самого главного. Каждый день Валиде беспокоится за его жизнь и жизни его братьев, вот почему он до сих пор еще не отправился в санджак, ведь если она останется во дворце, опять же вопреки традициям, он будет не защищен. Ему понадобятся самые преданные люди, которым сможет доверять Валиде. Но история уже несколько раз показывала, что доверие, как и верность продается и покупается, а также берется страхом. Семья - единственное настоящее богатство, а скоро все они будут разлучены.

+2

12

Ах, я глупа значит? Глупа, да? Ну, держись тогда мальчишка, я на твоих костях потом станцую, вот увидишь. И не важно, удастся мой план этой ночью или нет, но ты у меня свое получишь. Еще с лихвой тебе в подарок добавлю. Глупая? То-то ты умный прям выискался.
Хмурым взглядом она проводила руку господина, перекрывающую путь к свободе, но все же гордость не позволила ей показать страх, промелькнувший внутри, поэтому она лишь насмешливо усмехнулась, чуть вздернув бровь. Сделала пару шагов вглубь комнаты, при этом, словно случайно зацепив плечом плечо Шехзаде, но даже не подумала извиняться, покорно склонив голову, как подобает провинившейся рабыне. Не дорос еще, мальчишка, чтобы ему повиновались. Слишком уж вас разбаловали,  господин. 
Как же ей нравилась эта игра в кошки-мышки! Только вот кто кот, а кто мышка? Наверное, все-таки мышка - она, ибо одно его слово и все – конец игры… Но это же так весело нахально сидеть перед самым его носом, периодически щелкая по нему хвостом!
Рассказ мужчины она выслушала молча, словно статуя, замерев посреди комнаты, на губах продолжала играть ироничная улыбка.  И только когда Шехзаде закончил, ответила сразу на все.
- А Вы судите об уме женщины по тому, кому она смеет дерзить, а кому нет? Или для вас, как и для большинства мужчин,  все женщины изначально глупы? Тогда я не удивлена, что вы от нас много не ожидаете, - брюнетка усмехнулась, чуть поведя плечами, выражая в этом жесте презрение к подобной оценке. Знал бы ты, сколько полезных для тебя же самого знаний храниться в этой головке, подумал бы, кого глупым называть. И продолжила совсем другим тоном: спокойным и равнодушным,  который всегда звучал из ее уст, когда она не желала показывать свои истинные чувства, но отвечать все же было необходимо: - Господин, у каждого человека в этом дворце своя история, а у большинства еще и отнюдь не сказка. Я, например, с самого рождения знаю, что такое быть обвиненной во всех грехах, и каждый день получать наказание.  А здесь же, в гареме, я давно научилась не доверять никому,  иначе в твою спину войдет холодное лезвие какого-нибудь ножа, кинжала, или же в еде будет яд. Здесь приходиться учиться этому мгновенно, если все же желаешь еще немного пожить. Любое признание здесь добывается кровью и постоянной опасностью. У вас наверху свои, скажем так, проблемы, у нас внизу – свои. Но если смотреть  в корень этого всего, то их истоки одни – слишком много змей, жаждущих одного и того же, - рабыня сделала пару шагов вперед, оказываясь снова непозволительно близко к Шехзаде, смотря ему прямо в глаза. – И вы удивительно верно заметили,  что этот мир очень жесток, господин, - ее пальцы медленно скользнули вдоль ворота рубашки, почти касаясь кожи, но глаз так и не опустила, не желая проигрывать этот бой. – Ах да, и раз вы так настаиваете, то отвечу на ваш вопрос: меня зовут Наргиза, господин.

Отредактировано Nargiza Hatun (2013-06-14 19:28:56)

0


Вы здесь » Великолепный век » Отголоски реальности » Без риска пострадать не может быть ни счастья, ни любви ©


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC