Великолепный век

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Великолепный век » Дорого, как память » You gave me a promise, Valide!


You gave me a promise, Valide!

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://25.media.tumblr.com/d800998594e90154efd4cfb4a6844fe3/tumblr_mm4fzcWLM41rc2hr9o1_250.gif http://24.media.tumblr.com/a91a25df6408a694bd281ca533055619/tumblr_mm4fzcWLM41rc2hr9o3_250.gif

http://25.media.tumblr.com/7ff10611565f881930c6a099b0b060a9/tumblr_mm4fzcWLM41rc2hr9o4_250.gif http://25.media.tumblr.com/937714c88983bcff327f0620b09b2312/tumblr_mm4fzcWLM41rc2hr9o2_250.gif

Дата и время действия:
1538 год
Место действия:
Дворец в Идирне
Участники:
Михримах Султан
Хюррем Султан
Событие:
Хюррем должна принять сложное решение. Возможно ее сердце разрывается на части, но сердце юной султанши грезит лишь о любви. Она запуталась. Пытаясь задушить в себе любовь к Яхье, она принимает заботу Бали Бея, не зная, что готовят ей царедворцы.

+1

2

-Михримах, ты задержись, -  обведя взглядом присутствующих, на чьих лицах читалось легкое недоумение, Хюррем, сохраняя уверенность, как в лице, так и в голосе приказала  остальным удалиться, стараясь не встречаться взглядом с Джахангиром. Моменты разлуки с её маленьким львенком всегда глубокой раною отзывались на сердце, особенно, когда и сам малыш, был расстроен столь скорой разлукою, но не время раскисать, впереди ждет ещё более сложный разговор с дочерью. Дождавшись пока все служанки и её юный шехзаде удалились, она протянула свою ладонь Михримах, ласково улыбнувшись. Много часов она мысленно прокручивала этот разговор, но даже так, сейчас, смотря в ясные глаза  своей ненаглядной, ей было сложно подобрать слова. Но знать о волнении матери её Михримах было не обязательно, поэтому, она скрыла всё за ласковой улыбкою, чуть сжав хрупкую ладошку дочери,  увлекая её за собою.
Присев на диван, и пригласив дочь сесть рядом, она еще раз взглянула на свою красавицу. Неудивительно, что даже такой расчетливый  человек как Рустем-паша, пошел на поводу у эмоций, ради такой красоты не грех потерять голову.  Позволив чувству гордости за дочь, промелькнуть на её лице, она,  мягко погладила свою дочь по плечу, выражая в сим жесте свою материнскую любовь.
-Солнышко моё, моя луна, моя прекрасная Султанша, - она смотрела в глаза своей дочери,  - прежде всего я хочу сказать, что все мои действия направлены лишь на то, что бы у тебя и твоих братьев всё было хорошо.
И всё же, скажи ей, в её шестнадцать лет, что замуж ей надо выйти замуж не по любви, а по указке, как бы она сама отреагировала?  Ответ был прост, и Хюррем попыталась отогнать собственные мысли, что невольно вызвали волну протеста в её и без того мятежной душе. Это необходимость!  Ведь династический брак не столько вопрос личного счастья, сколько вопрос безопасности самой Михримах, её враги уже не раз демонстрировали, что не гнушаются использовать и жизни её детей в своих грязных целях, а не стань Хюррем и какая судьба ждет их всех? Им нужна защита.
Она то, с высоты своих лет и знаний понимала это, но её невинная дочь, что, казалось,  ещё вчера была беззаботным ребенком? Разве она не заслужила хотя бы еще немного счастья?
Дабы не накалять напряженную атмосферу ожидания, Хюррем не стала тянуть, пояснив:
- Вот уже долгое время я думаю  о твоем будущем, и приняла решение…

+1

3

Прощание как всегда было более болезненным, чем дни без Валиде во дворце Топ-Капы. Несмотря на то, что Михримах очень скучала и ее беспокоило положение дел в гареме, ей поскорее хотелось снова отправится в путь, чтобы не только передать отцу письмо Валиде, но и развлечь себя беседой с Бали Беем. Но мама остановила ее, велев всем выйти из покоев. Передав золотой свиток с письмом своей рабыне, Михримах ведомая матерью села на расшитый диван и улыбнулась, когда мама снова начала расхваливать ее красоту. Султанша привыкла к подобному, ведь с самого детства все ей говорили, как она красива. Наложница, которая вбила в симпатичную головку султанши этот факт была никто иная, как Фирузе Хатун, и она же научила Михримах тому, что даже близкие способны на предательство. Конечно у ее отца, великого султана Сулеймана могло быть сколько угодно женщин, но не одна из них не должна была предательски служить его семье.
- Мама, ведь я дала тебе слово, что всегда буду со своими братьями, чтобы ни случилось.
Ладонь Михримах накрыла ладонь Валиде, эта теплота так много давала ей и так мало. Хюррем была здесь, словно в заключении, и отец запрещал детям говорить об этом, спрашивать, когда мама вернется домой. Неужели отец может быть таким черствым, чтобы отнять у шехзаде их мать. Маленький Джахангир трудно переносил разлуку с матерью, как и всегда.
Но следующие слова заставили сотню бабочек взорваться в животе юной султанши, она расцвела, словно цветок в майский день, схватила руку матери и быстро приложила ко лбу.
- Валиде! Вы так осчастливили меня!
После приезда во дворец Айбиге, не проходило ни дня, чтобы Михримах не мечтала скорее выйти замуж за Бали Бея. Ведь если когда-то он был способен сбежать с Хатун, то вполне возможно старая любовь даст о себе знать. Султанша боялась этого и очень ревновала. Ведь она не знала, что этого на самом деле не произошло, и Бали Бей просто делал то, что приказал ему султан, и он собирался вернуться, как и приказал Султан. Но злые языки сказали, будто бы двое влюбленных сбежали. Но ведь это не изменяет факта их влюбленности. А она ... она Михримах Султан, единственная и горячо любимая дочь Султана Сулеймана, и она всегда получала то, что хотела.
- Наконец-то мы с Бали Беем сможем...

+1

4

И как бы она не молила Аллаха, но всё произошло именно так, как Хюррем и ожидала. Бали Бей... хранитель султанских покоев и детская любовь её дочери. Не то что бы он был таким уж плохим вариантом, если абстрагироваться от ситуации, он был верен Повелителю и достаточно справедлив, но тот эпизод с деньгами покойного Ибрагима-паши, явственно продемонстрировал, что, так или иначе, но он способен сыграть на руку всем известной "Династии". Возможно и на это можно было  бы закрыть глаза, если бы была любовь, а её, к сожалению, с его стороны не чувствовалось, по крайне мере той, о которой грезила её дочь.
Она едва заметно поморщилась, ей было сложно смотреть  в восторженные глаза дочери, светящиеся счастьем. Пусть  те чувства, что она испытывала к Бали Бею, были любовью детской, эгоистичной -  хочу и всё тут, но в своих чувствах её дочь была достаточно искренняя, она и вправду верила, что он и есть её судьба.
-Михримах, - она довольно резко пресекла радость дочери, возвращая её внимание к разговору. Нет,  давать пищу фантазии больше нельзя было, никак нет.  Пора было открыть глаза навстречу реальности, - дослушай меня. И не перебивай.
Она вздохнула, собираясь с мыслями. А когда вновь заговорила, голосу вернулась прежняя мягкость.
-Да, я действительно думала о твоем замужестве. Но речь пойдет не о Малкочоглу.
Невольная краткая пауза, когда мать смотрит в глаза дочери, боясь, что  любовь и благоговение, что сияет в них - угаснет. Но, к сожалению, даже так, даже если придется воспользоваться авторитетом, она должна сказать это.
-Ты выйдешь замуж за Рустема Пашу!
Твердый голос, не прощающий возражений голос,  гордый, пронзающий взгляд и величественная осанка. Это больше походило на приказ, нежели на доверительный разговор, но ведь им он, по сути, и был. Правда, уже через секунду, внимательный взгляд мог бы разглядеть слабость в глазах Султанши. Слабость, страх и сопереживание. Как бы она не хотела, но у неё было не каменное сердце. И какие бы доводы не приводил разум, сердце болезненно ныло. Но уже через пару-тройку секунд твердость и неприступность вернулись. Михримах должна была уже знать это выражение лица матери - она уверенна в своих словах.

+1

5

Михримах в одно мгновение почувствовала невероятную пустоту внутри. Казалось бы кто-то выкачал из нее всю радость, погрузив внутрь султанши только пустоту и отчаяние. Она так мечтала что выйдет замуж на Малькочоглу, ведь и он так любим Повелителем, что был бы для нее хорошей парой. Бали Бей уже не раз показывал преданность Династии, и Михримах знала, что он отдаст за нее жизнь, если потребуется. А Рустем, кем он был в действительности? Конюх, которого Валиде сделала своим доверенным лицом, а теперь готова выдать за него свою единственную дочь.
- Но как же так, Валиде?
Пустым голосом произнесла девушка, чувствуя, как слезы подступают к ее глазам.
- Я открыла Вам свое сердце, а вы взамен выдаете меня за Пашу? А Повелитель?
Ей хотелось бежать, убежать далеко отсюда, оказаться даже в своих покоях во дворце Топ Капы, бежать к Повелителю и молить его не выдавать ее за Рустема. Она ведь не любит его? Она никогда даже не рассматривала его в подобном качестве. Да, Михримах замечала знаки внимания, но не ... он ведь очередной раб Повелителя, а она - не Хатидже Султан, чтобы выходить замуж за Пашу.
Михримах невольно вспомнила, как когда была ребенком, взяла с матери обещание, что выйдет замуж только по любви, и мать, скрипя сердце, это обещание ей дала, но что же теперь? Султанша убрала руки с колен матери, ведь она, ее Валиде, только что разбила сердечно юной Михримах на сотни мелких кусочков.
Она не понимала, почему, почему именно сейчас и почему у нее не спросили, хочет ли она этого. Она ведь не рабыня, она - единственная и горячо любимая дочь повелителя, его солнце и луна.
- Это не честно, Валиде! Вы ведь всегда знали, что я хочу только одного, чтобы меня связала с кем-то такая же любовь, как и у Вас с Повелителем! Я никогда не смогу полюбить Пашу!
Отрицание. Хоть и воспитанная в полном подчинении как отцу, так и матери, Михримах сейчас желала только одного - отрицать. На мгновение она эгоистично подумала о том, что хорошо, что мать в Идирне, но тут же поняла, что нельзя так думать, и по щекам потекли непрошеные слезинки. Что скажет ей Валиде, как утешит ее? Ведь это ее прямая обязанность, заботиться о своих детях. Но теперь Михримах понимала, что ее принесут в жертву ради блага ее братьев. Они - шехзаде, будущее империи, а она - всего лишь инструмент.

+2

6

И все же, как было бы хорошо уметь абстрагироваться от происходящего, полностью, без остатка. Железной волею направлять судьбы детей и беспристрастным голосом сообщать решения, что их расстраивают. Жаль, что не смотря на все слухи, россказни и предположения Хюррем была человеком. Обычным человеком, матерью, которой было больно смотреть на смятение, и боль что охватило её  дочь. В ином случае, она бы уничтожила, сравняла с землей любого, кто заставил её дочь плакать, но сегодня она сама была причиной её слез. Но сделанного, не воротишь. Повелитель уже знал и  обдумывал эту мысль, а значит, колесо судьбы уже запущенно.
-Михримах, успокойся. Ничего еще не решено, пока  это лишь мысль. Я сообщила тебе о ней, что бы ты могла всё обдумать, взвесить. Поверь мне, твое счастье с Бали Беем невозможно, никак. И мы обе знаем причину…
Её руки больше не чувствовали тепло рук дочери, она вновь была одна, осознанно оттолкнув дочь своим словами, но Хюррем знала что так будет. Сегодня или завтра, но мысль о свадьбе все равно бы пришла, её девочка уже выросла, и сердечные томления, что её посещали, говорили явственнее любых слов. Грустно это признавать,  но среди всех возможных кандидатов, Рустем был единственным, в чьей преданности она не сомневалась. А главное она не сомневалась и в том, что он не посмеет  ни словом, ни делом причинить боль её сокровищу. А сила, что он получит от этого союза, поможет ему защитить Шехзаде. Но как же всё не вовремя, почему это приходилось делать именно сейчас, когда её солнце была в плену влюбленности и своих давних чувств? Судьба умеет выбирать момент.
-Это не только моё желание, Повелитель также обдумывает возможность этого союза. И не сегодня, так  завтра, примет решение. А его решение - неоспоримо, ты и сама это знаешь.
Понимая, что эта весть может окончательно погрузить её дочь в пучину отчаянья, а под наплывом эмоций мало кто сможет угадать, на что решиться её смелая луноликая принцесса, Хюррем положила ладони на плечи дочери, пытаясь успокоить и  привлечь её внимание.
-Михримах, разве я желаю тебе зла? Разве я не хочу для тебя счастья? Разве я могу желать чего-то, что может причинить тебе вред?

+1

7

Решения повелителя неоспоримо. В глазах султанши появились совсем уже безнадежные нотки отчаяния. Она порой даже показывала Рустему, что он для нее не более чем раб Повелителя. Но все мы знаем историю, как рабы поднимались по карьерной лестнице, если Падишах благоволил им. А сейчас Рустему благоволит султан, да еще и Валиде. И сейчас они готовы отдать ему в жены свою единственную дочь. Неужели для них нет никакого желания сделать Михримах счастливой. Но с другой стороны, как только она услышала о том, что решение принимает Султан, у нее появилась надежда. По традиции будущего мужа рекомендует Валиде, мать невесты, но последнее слово всегда за повелителем.
- Прошу Вас, Валиде, скажите Повелителю, что я не желаю этого брака. Прошу, Валиде, вы последняя моя надежда.
Сейчас Михримах не хотела думать ни о чем другом, в особенности о том, что Валиде якобы желает ей счастья.
- Я не буду счастлива с Рустемом Пашой, мама...
Но султанша не видела в глазах матери того самого осознания, что Михримах ни за что на свете не даст свое согласие на этот брак. Она знала, что Малькочоглу на самом деле любит ее, просто был слишком предан повелителю, чтобы открыть свои чувства. Его прошлое с Айбиге было весьма громким, и Падишах сделал ему большую услугу, вернув обратно во дворец. Она сама еще не понимала, что находилась в одном шаге от дворцовых интриг, ведь она уже ступила на эту скользкую дорожку в истории с дочерью Шах Султан.
- Пусть эта мысль останется лишь мыслью, я буду молить Аллаха об этом.
Михримах после слов матери почти уверилась в том, что мысль о свадьбе с Пашой вовсе не мысль. И все эти разговоры о том, что она должна быть рядом с братьями, если что-то случится с Валиде, и все обещания, что Михримах должна быть осторожна с остальной семьей Падишаха, в особенности с ее сестрами, все становилось на свои места. Умом султанша понимала все происходящее, но чувства и сердце кричали ей о том, что она должна быть счастлива.
Причинить мне вред? Буду ли я жить или просто существовать замужем за пашой?
Михримах вскочила на ноги, ей хотелось поскорее покинуть эти покой и этот дворец, на глаза наворачивались слезы, поэтому на поспешно поклонилась и вышла из покоев, так быстро, как только могла. Она пробежала по коридору и остановилась у выхода, быстро делая шаг в сад и так же быстро преодолела расстояние до кареты. На щеках были видны две дорожки от слез, и Малькочоглу не мог не увидеть этого.
- Госпожа, уверен, что вскоре Хюррем Султан вернется во дворец, и вам не придется больше плакать.
Михримах подняла на него глаза, на такого красивого и мужественного воина. Горечь наполнила ее сердце, она последний раз обернулась на дворец, заметила мать на балконе и тут же отвела глаза.
- Мы уезжаем, немедленно!
Ее фигурка скрылась в карете, и Малькочоглу поспешил исполнить приказ, велев охране седлать лошадей.

+1

8

Сердце предательски щемило. Никогда боль ребенка не пройдет бесследно для его матери, но её дочь уже не ребенок и её влюбленность, что она так яро защищала,  лишь доказывала сей факт. Её действительно было пора одовать замуж.
Она  с грустью во взгляде проводила свою луноликую красавицу. Да, характер ей достался точно от материи. Карета уже скрылась за линией горизонта, и лишь медленно оседающая пыль  напоминала о  гостях. Хюррем ничего не ответила на последние реплики своей дочери, просто не нашла те слова, которые бы та услышала, оттого их расставание было еще более болезненным, тень обиды и непонимания пролегла между ними. 
Шуршание ткани платья калфы отвлекло её от горестных раздумий, она  повернулась, встретившись с обеспокоенным взглядом своей прислуги. Конечно, невольно волнение госпожи передавалось и окружающим её людям, ведь их жизнь зависла от неё.
-Султанша – негромко проговорила Диана, вопрошая и обращаясь одномоментно.
Хюррем, поджав губы, на мгновение устало прикрыла глаза, собираясь с силами.
-Я должна вернуться, и чем скорее, тем лучше. Пусть подготовят всё необходимое, надеюсь, план Рустема-паши сработает.
Коротко произнесла она,  приосанившись и спешно покинув балкон этого дворца-тюрьмы. Забавно, когда-то и дворец Топкапы казался для неё клеткою, а сейчас, то был её дом, без которого она не мыслила своего существования, там появились на свет и выросли её дети и  дабы не потерять их, ей нужно было туда вернуться.
Конец Эпизода.

0


Вы здесь » Великолепный век » Дорого, как память » You gave me a promise, Valide!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC